Библейские мотивы в поэме А. Блока «Двенадцать»

Александр Блок – один из талантливейших представителей литературы Серебряного века, ощутил на себе всю силу и необузданность перемен,

Александр Блок – один из талантливейших представителей литературы Серебряного века, ощутил на себе всю силу и необузданность перемен, постигших Россию в начале XX века. Его поэма «Двенадцать» стала произведением, наиболее ярко и правдиво отразившим события 1917 года. Она была написана практически сразу после этих кровавых и, одновременно, великих свершений. Взявшись за перо, Александр Блок еще не знал, к чему приведут перемены, он стремился описать то, что творилось вокруг и передать свои чувства относительно происходящего. Поэтому в поэме нет какой-либо строгой оценки революционных событий, метель и мрак застилают глаза поэта, не позволяя заглянуть в будущее. С первых строк Блок дает понять всю неопределенность, шаткость и неясность окружающего мира: «На ногах не стоит человек. Ветер, ветер – На всем божьем свете!». После того, как поэма была впервые опубликована, появились очень противоречивые отклики на нее. Некоторые, включая собратьев по перу, осудили поэта, восприняв произведение как гимн революции. Другие наоборот, увидели в поэме сатиру. Однако и те и другие забыли, что Блок в первую очередь символист, и его произведение не может быть прочитано буквально. Поэма насыщена христианскими образами и пропитана библейскими мотивами. В основе сюжета – предание об Иисусе Христе и его двенадцати апостолах, идущих по миру и несущих новую веру. Но не стоит ошибочно полагать, что Блок видел в революции нечто христианское или божественное. Для поэта христианство, принятое две тысячи лет назад, означало обновление и отказ от жестокости и варварства язычества. И революция представлялась ему подобным обновлением. Но любое обновление невозможно без разрушения старого мира. И вот, пропитанные «черной злобой, святой злобой», двенадцать красногвардейцев идут по улицам и несут это обновление. А в конце поэмы Блок описывает того, кто ведет их: «И за вьюгой невидим, И от пули невредим… В белом венчике из роз – Впереди – Исус Христос». Однако этот Христос сильно отличается от библейского и не символизирует святость идущих за ним. Напротив Блок, по ходу всего повествования, постоянно подчеркивает безбожность и ненависть к церкви «новых апостолов»: «Напились они, попы, нашей крови, как клопы». Образ Христа скрыт от чужих глаз: даже идущие за ним не осознают его присутствия, символизирует обновление, которое в будущем должно принести благо для народа. А замыкает это шествие «голодный пес», которого Блок очень красочно описывает: «Скалит зубы – волк голодный – Хвост поджал – не отстает». Этот образ в символическом плане означает старое, отмирающее, прошлое, которое не желает отставать и отпускать, оно еще не умерло и преследует идущих в новый мир. Красногвардейцы, возглавляемые Христом и преследуемые голодным псом, воплощают в себе как старый, так и новый мир. От старого в них звериная злоба, которая проявляется в грабежах, убийстве Катьки, поножовщине. Эту сторону Блок порицает, она ему неприятна, однако в них есть и то, что импонирует поэму – безоглядная преданность революции. И поставленный во главе Христос словно обещает духовное обновление идущим следом, избавление от ненависти и злобы, которые породило прошлое. Поэма состоит из двенадцати небольших частей, которые сильно отличаются друг от друга по стилистике. Этот прием позволяет полнее и реалистичнее изобразить происходящее в стране. Однако через все произведение, идейно объединяя его, проходят два основных мотива: мотив обновления и мотив свободы. При этом свобода «без креста», то есть у нее нет никакого духовного начала. В этом она схожа с «черным ветром», который сбивает с ног человека, не давая никакой опоры. Блок, как и многие его современники, с радостью встретил революцию, и это не могло не отразиться на его творчестве. Поэма «Двенадцать» пропитана надеждами поэта на появление нового лучшего мира. При этом он откровенно изображает ужасы и преступления против людей, которые принесла революция, но убежденность в необходимости подобных действий не покидает поэта. 1917 год стал для Блока своеобразным вторым пришествием Христа, обещающим сначала наказание, но потом вознаграждение и новый идеальный мир. К сожалению, эти надежды так и не оправдались.