Голос поэта

Смотрю на портрет поэтессы: утонченная, интеллигентная женщина, очень красивая, с большими печальными черными глазами. Пытаюсь понять, о

Смотрю на портрет поэтессы: утонченная, интеллигентная женщина, очень красивая, с большими печальными черными глазами. Пытаюсь понять, осознать, представить себе, как же трудно ей было жить и писать стихи в те смутные времена? Какой невероятной силой воли, каким талантом она обладала, если так громко и смело смогла поведать миру о страданиях своего народа в незабываемой поэме «Реквием»? Она не уехала за границу, как сделали многие, чтобы спастись от преследований за инакомыслие. В поэме Анна Ахматова так и пишет, от первого лица: «Я была…с моим народом». Долгие часы, выстаивая в очередях, в любую погоду, под стенами тюрьмы, в которой находился ее сын, она собственными глазами видела сотни и тысячи глаз таких же несчастных женщин. Одна из них и обратилась к поэтессе с вопросом, может ли Анна Ахматова написать о том, о чем все боялись говорить, «об этом». Ответ был твердым и уверенным: «Могу». Об этой предыстории мы узнаем из «Предисловия». Итак, великая поэтесса сама была непосредственным участником событий, описанных в поэме. В «Посвящении» она соотносит себя с другими женщинами, как единое целое, неделимое, объединенное общим горем: «мы не знаем», «видим», «слышим». Но свой прощальный привет она шлет всем и каждой из них в отдельности, так как помнит их окаменевшие от страданий лица и уставшие от слез глаза. Ахматова вспоминает арест мужа. Рассвет, плач детей, «оплывшая свеча». Впоследствии его расстреляли, поэтому она рассказывает как бы наперед: «Буду я … под…башнями выть». После расстрела мужа, а потом и ареста сына, ее страдания только усиливаются, и она просит уже других помолиться за нее. Не находя понимания и поддержки среди людей, оставшись одна со своим горем, она взывает к помощи всевышнего. Ей не на кого надеяться, неоткуда ждать подмоги, ее любимая Родина отвернулась от ее семьи, повесив страшный ярлык предателей на людей, которые никогда, даже в мыслях, ее не предавали. Череда печальных событий, казалось, должна была сломить дух поэтессы и заставить ее замолчать навсегда, окаменев от горя. Даже тень безумия уже подступает к ее разуму: «Нет, это не я…, я бы…не могла». Ей кажется, что происходит это не с ней, этого не может быть, это дурной сон. Так бы хотелось в это поверить. Но боль разлуки с сыном возвращает ее к реальной жизни: «Кричу…зову домой…» Анна Ахматова уже не в силах разобрать, «кто зверь, кто человек», так как жесткая система репрессий безжалостно подавляет все человеческие чувства. В разделе «Приговор» поэтесса описывает себя, как бы видя со стороны. «Каменное слово» падает на нее, «еще живую». Но морально она «была готова» и обещает себе, что справится, выдержит, выстоит. Для этого ей потребуется много «сделать»: «надо память … убить, … научиться жить». Но эта работа не из легких, из сердца боль не вынуть, а душевные раны так просто не залечить. Часть «К смерти» – это полное отрешение от всего земного, из-за невыносимой боли, которую принесла ей жизнь, ее судьба. Обращаясь к смерти, Ахматова призывает ее: «Жду тебя…мне трудно». Она умоляет ее прийти любым способом: «ворвись…, подкрадись,…отрави». Кажется, что поэтесса уже готова отдать победу страшному безумию и сдаться. Но на помощь снова приходит вера, надежда на спасение сына и безграничная к нему материнская любовь. Мы понимаем это через описываемый Ахматовой библейский сюжет в «Распятии». В заключительной части «Эпилог» Анна Ахматова вновь пишет от первого лица, продолжая повествование и объясняя, как, для кого и зачем она написала это произведение. Она не просто видела человеческие страдания, но и чувствовала все это сама, переживая и сопереживая: « Я вижу,…слышу,…чувствую вас». Каждую из женщин поэтесса хотела бы назвать поименно, но она не знает всех имен. Свое произведение она называет «покровом» для всех, кто страдал в те годы рядом с ней, сотканный из «подслушанных слов». Ахматова часто о них вспоминает и дает обещание, что никогда не забудет. Это невозможно забыть. Прекрасно понимая, что «Реквием» – это слова правды, которые не останутся без внимания цензуры, поэтесса не боится писать, ведь она обещала рассказать об этом. Она намерена увековечить в своих строках страшные события периода «ежовщины», чтобы выполнить свое обещание, свой гражданский долг пред соотечественниками. Поэтому и предупреждает, «если зажмут…рот», то «пусть… поминают» ее. Заканчивая поэму, Анна Ахматова дает согласие на то, чтобы ей после смерти установили памятник. Но это звучит не просто как обычное завещание. Ведь место для этого памятника она выбрала не там, где родилась и жила, где была счастлива, а там, где страдала вместе со своим народом, где «стояла 300 часов» – у тюремной стены. Думаю, что Ахматова предполагала, что «Реквием» станет настоящим литературным памятником ее измученному репрессиями народу. Время может разрушить любую стену, но не в силах уничтожить слова правды.