Карнавальные мотивы в романе В. Гюго «Собор Парижской богоматери»

В. Гюго, как и все романтики, постоянно обращался к Средневековью, расценивая его в качестве противоположности буржуазно-филистерскому

В. Гюго, как и все романтики, постоянно обращался к Средневековью, расценивая его в качестве противоположности буржуазно-филистерскому образу жизни. Подвиги, славные герои, пламенная и искренняя любовь, жертвование собой ради светлых идеалов окружались тайной, царящей вокруг этой эпохи, которая восполнялась изучением легенд, песен и сказок. Неразнообразный уклад жизни, тяжкий труд и пропитание, добывавшееся путём больших усилий — сложные условия, чтобы не впасть в уныние. Путь преодолеть серую и угрюмую обыденность — карнавал. Радость, дух празднества разряжали атмосферу всеобщей усталости и напряжённости. Начало романа — сцена празднования дня дурака, всеобщего ликования, шутовских выступлений и танцев. Важной деталью является место проведения народных увеселений. Дворец правосудия, там же избирается папа шутов; язвительная насмешка над представителями духовенства, не соответствующих собственным установкам и проповедям, в которых они учат людей праведной жизни. В день шутов общественный статус духовенства подвергается инверсии, его обратная скрытая сторона становится публичной. По традиции в этот же день совершается посадка майского дерева, символизирующего приход весны и расставание с холодной зимней порой. Весна — пора преображения, переодевания, перемен. Карнавалу не свойственно сословное деление населения, народ в карнавале — единое целое, водный поток, который как отмечал В. Гюго, разливался по улицам Парижа. В. Гюго использует карнавальные мотивы, чтобы показать стремление французской нации к правде, её свободолюбивые настроения. Также писатель ощущает грядущие в настоящем общественные перемены, ответ на их причины и возможное развитие он старается отыскать в прошлом. История же, как известно, подобна маятнику, и прошедшее однажды может повториться вновь.