Трагизм поэмы Анны Ахматовой «Реквием»

Анализируя проблему трагизма в поэме, важно осознавать, что он имеет многоплановость, поэтому все его этапы необходимо рассматривать ка

Анализируя проблему трагизма в поэме, важно осознавать, что он имеет многоплановость, поэтому все его этапы необходимо рассматривать как по отдельности, так и вместе, как единое целое. Именно такая ступенчатая структура сюжетных линий произведения позволяет ему быть настолько сильным, оригинальным и незабываемым литературным произведением, которое по праву считают нетленным памятником русскому народу. Трагической была уже сама историческая обстановка, о которой писала поэтесса. Речь идет о страшных годах «ежовщины», точнее о 17-ти месяцах, которые Анна Ахматова провела в тюремных очередях под стенами ленинградской тюрьмы. В те тяжелые времена приговор «враг народа» звучал практически без суда и следствия. Такими «врагами» оказались все самые умные, образованные, мыслящие люди. Власть боялась этих людей, и потому их физически уничтожала. Но думать, а тем более писать об этом также было крайне опасно, не каждый автор на такое решался, многие предпочитали молчать. В «Посвящении» Ахматова подчеркивает трагическую картину словами: «горе», «тюремные затворы», «смертельная тоска». Сравнивая жизнь людей, семьи которых попали под репрессии и тех, которые не попали, мы видим огромную разницу: «для кого-то» – свежий ветер и живописный закат, для других – «ключей скрежет» и «шаги солдат». Несчастные женщины подымались и шли с утра к тюрьме, «как к обедне». Именно им, выстрадавшим и плачущим, несущим свой тяжкий крест до конца, стоявшим рядом с поэтессой в бесконечных очередях, посвятила Анна Ахматова свой «Реквием». «Приговор» звучит в поэме, как раскат грома. На долю женщины выпадают «слезы» и такая невыносимая боль, «будто жизнь…вынут» из самого сердца, вместе с болью. Это не просто трагедия женской судьбы, это всенародное горе, ведь таких судеб было сотни тысяч. Даже если не расстрел, а ссылка, то несчастных осужденных ожидали «сибирская вьюга», «луна», то есть холод и одиночество вдали от родного дома. «Вступление» шокирует описанием времени: «это было», когда «улыбался…мертвый». Живые люди жили в постоянном страхе и завидовали спокойствию и безмятежности мертвецов. По улицам шли «осужденных полки», «обезумев от муки», над головами которых сияли «звезды смерти». Анна Ахматова, жена и мать, вспоминает арест мужа, которого уводили «на рассвете», а в темной комнате «плакали дети». На губах его остался «холод иконки», а на челе – «смертный пот». Как можно было вынести такое горе, когда и без вины был виноват, осужден и расстрелян еще молодой муж? И все, что остается женщине, чтобы облегчить свои страдания, так это «выть» от боли и бессилия. Кто знал, что счастливая, размеренная жизнь сможет превратиться в беспросветный ужас? Даже если бы поэтессе об этом кто-то сказал, она бы точно не поверила. Ведь было же фактически мирное время, но люди гибли каждый день. Тюрьмы были переполнены «врагами», которых самих шокировал этот ярлык. Поэтесса видит это и восклицает: «Сколько там», за тюремной высокой стеной, «неповинных жизней кончается…» Она прекрасно понимает, что эти люди ни в чем не виноваты перед своей страной, но вдруг стали ей совершенно не нужны. Это трагедия всего народа, который пережил страшные времена. Еще один аспект – это страдания матери. Анна Ахматова не только потеряла мужа, но пережила и арест сына. Два страшных удара в одно и то же сердце, одной и той же системой. Именно сына так мучительно долго ждала измученная поэтесса-мать: «кричу, зову…сын и ужас мой». Счастье материнства и горе разлуки перемешались, а радость затмила черная полоса. Все в жизни вдруг «перепуталось…, не разобрать». И понять невозможно, «кто зверь», а кто «человек», везде «враги народа». «К смерти» - это часть, где описана высшая точка страдания. В таком состоянии человек уже ждет смерти, зовет ее, как единственный способ избавления от невыносимых мук. Нет надежды на справедливый суд, на защиту со стороны государства или кого-либо из родных, близких или знакомых. Все мольбы к всевышнему остались без ответа. К кому же еще обратиться за помощью, как не к смерти? Это ли не крик женщины, доведенной горем до отчаяния? Кажется, что смерть выступает единственным безотказным спасителем и это пугает еще больше. В «Эпилоге» поэтесса перечисляет все трагические картины, которые ее поразили до глубины души. Так она «узнала»: как изменяет горе лица людей, как «выглядывает страх» в их глазах, появляются морщины от слез «на щеках», а «локоны» вдруг становятся серебряными, потому что люди седеют от горя на глазах, мгновенно. Анна Ахматова признается, что молится не только о себе, но и обо всех этих страдающих людях. Трагедия каждого отдельного человека, его семьи и всех репрессированных семей в масштабе всей страны – вот что такое «Реквием». Это наша история, и мы обязаны ее знать, чтобы почтить светлую память невинных жертв.